воскресенье, 13 февраля 2011 г.

Я слежу за тобой!

Недавно вуайерами называли тех, кто возбуждался, подглядывая за своими обнажёнными жертвами. Сьюзан Вохан считает, что информационный век сделал всех нас подростками, заглядывающими под юбки кузинам!

Камера, глядящая из темноты красным глазом, следит за нечётким изображением девушки, переодевающейся в окне напротив. Её отец, вышедший на кухню за стаканом воды, нервно взглядывается в тьму, чувствуя чужое присутствие. Соседский мальчик из фильма "Красота по-американски" - вечный символ щенячьей влюблённости - становится вуайером, крадущим сцены частной жизни живущих рядом людей.

Вышедшая в Нью-Йорке книга фотографий "Voyeur" (Harper Collins) показывает, что подглядывание прочно вошло в жизнь обычных людей, что "навязчивая пара глаз за занавеской напротив сменилась сотнями миллионов глаз вполне легальных зрителей". Большинство из них и не скрывают своей страсти к наблюдению за себе подобными. Это может быть робкий взгляд, который вы бросаете на накачанных парней в спортивном зале. Или честно купленные вами 90 минут кровавого избиения Брэда Питта в "Бойцовском клубе". Или рассматривание фотографий актрисы, застуканной во время интимной сцены со своим телохранителем. Что так привлекает нас, чем, в конце концов, мы отличаемся от извращенцев, пугающих маленьких девочек в ночи?

Когда-то вуайер однозначно считался отвратительным монстром, подкарауливающим свою жертву в её самые интимные моменты. Истоки термина следует искать во французском "voir", что означает "видеть": в начале века этим словом начали называть форму сексуального извращения, при котором возбуждение достигается во время скрытого наблюдения за половыми органами или сексуальными актами объекта желания. Однако первые зафиксированные примеры вуайеризма датируются гораздо более ранним временем. Средневековые Exempla содержат записи о наказании, которому был подвергнут монах, соблазнившийся видом обнажённой Lady Godiva. Проехав без одежды на лошади по городу, леди протестовала против высоких налогов. Несдержанного монаха ослепили - за отсутствие стойкости.

Пожалуй, зря его обвинили в любопытстве - обнажённая дама, да ещё и верхом на лошади, привлечёт всеобщее внимание и сейчас! Но страсть к подглядыванию вряд ли могла питаться такими редкими выходками эксцентриков. Современников губит растиражированность видеоряда - главная причина страсти к подглядыванию. На улицах, на телеэкране, в Интернете нас бомбардируют таким количеством ранее недоступных изображений, что нам, как и тому монаху, трудно не соблазниться.

Взять хотя бы популярнейший интернет-проект Voyeur Dorm - пять девушек живут под пристальным взглядом камер, изображение с которых в реальном времени транслируется на экраны домашних мониторов. Вне зависимости от того, что вас больше привлекает - зрелище студентки, завтракающей перед девятичасовой лекцией, или события субботней вечеринки под названием "Кошмар родителей", - ситуация не снижает активности посетителей сайта (одна реклама на нём позволяет всем девушкам оплачивать своё обучение в приличных колледжах). Есть и совсем новые развлечения - вроде размещения в Интернете фотографий, сделанных с помощью камер, спрятанных под одеждой девушек.

Создатели книги решили: если все вокруг так увлечены подглядываниями, зачем же прятать интерес к этому увлекательному процессу? И теперь "Voyeur", как и Интернет, дарит нам возможность - без риска быть застуканными на месте преступления - "наслаждаться" сальными сценками. В книге собраны фотографии разных лет - от случайных до тех, за которыми папарацци охотились годами. Нас приглашают оценить круглые попки красоток 1910-х, попавших в объектив при ходе в трамвай; зрелище, открывающееся сквозь отверстие в стене спальни молодожёнов; игры подростков на фото Томаса Эйкинса; откровенный автопортрет Синди Шерман (что, похоже, ставит вопрос о возможности вуайеризма по отношению к собственному телу)- подобным снимкам и примерам несть числа.

Фотография не сразу стала частью вуацеризма - затруднительно остаться незамеченным, держа наготове порошок магнезии. Но когда дешёвые камеры, телевики, цифровые аппараты и почти мгновенная передача информации в www стали обычным делом - вуайеризм и фотография стали идеально дополнять друг друга, а любой фотограф по сути превратился в вуайера, вылавливающего для нас моменты из потока бытия. Впрочем, одновременно фотограф находится в совершенно особом положении - своим способом смотреть в объектив он комментирует каждое подсмотренное им событие.

Кен Пробст, чьи фотографии в "Voyeur" открывают зриелю мир порнографических кинофильмов, верит: причина возбуждения от внезапно изловленных моментов жизни кроется в усталости от потока заглаженной, идеализированной эротики в масс-медиа. Желание наблюдать за людьми без их обычных масок вызвало к жизни домашнее порно. Рассматривая образчики домашнего порно, мы становимся как бы соучастниками изображённого на снимке процесса.

Пробст приобрёл широкую известность после серий фотографий манекенщиц и дизайнеров за сценой - без грима и в суматохе показа. "Когда я начинал - это было в новинку, я один за сценой, все остальные - перед ней. Я перестал этим заниматься, обнаружив, что в кулуарах толпится не менее 25 фотографов. В тот момент, когда это пространство превратилось в сцену для представления другого рода, в кулуарах перестало быть интересно",- считает он.

Не стоит думать, что наблюдение само по себе делает нас вуайерами - ни болельщики на футбольном матче, ни фотографы, их снимающие, таковыми не являются. Только запретность придаёт процессу наблюдения подстёгивающую воображение окраску подсматривания. По этой причине звания "вуайер" удостаивается лишь тот, кто смотрит на то, что не должен видеть. Большинство фотографий в "Voyeur" - несмотря на то, что многие из них сняты с разрешения объекта - рождают именно такое чувство. Их авторы не скрывают желания изловить и передать ощущение нелегальности, незапланированности происходящего - оно подобно чувствам, которые испытываешь, случайно наткнувшись на парочку, занимающуюся любовью на пляже. В 1956 году Доротея Ланж запечатлела выходящую из трамвая женщину - юбка случайно обнажила ноги выше, чем это было принято. Этот снимок кажется гораздо более эротичным, чем современное грубое порно.

Почему так привлекательна запретность? Мы убеждены: незаметное подглядывание может многое рассказать о том, что прячет человек, чего он боится. Мы хотим видеть людей обнажёнными не только физически, но и духовно, и это желание нисколько не теряет своей остроты, когда мы наблюдаем за теми, кого хорошо знаем, и вроде бы заслужили своё право смотреть на них. Нацелив фотоаппарат на свою жену, раздевающуюся у бассейна, Патрик Демаршелье вряд ли ставит себе ель изучить её тело - подглядывая, фотограф пытается узнать что-то новое о ней самой (вспомните, с каким интересом вы наблюдали за новым бойфрендом, мирно спящим рядом, -в надежде понять, кто же этот незнакомец на самом деле).

Особый интерес испытывают вуайеры всех времён к знаменитостям. Мы покупаем журнал с фотографиями обычно уклонявшейся от объективов Джеки Онассис, не заботясь о том, какой ценой они были добыты. Устойчивый спрос нанепристойные снимки известных людей приводит к тому, что никто никогда не вслушивается в душераздирающие крики знаменитостей о том, что папарацци отравляют им жизнь. Так было до смерти леди Д в парижском туннеле, но разве теперь ситуация кардинально изменилась? Популярность, которой пользуется секс-видео Памела Андерсон/Томми Ли, фотографии обнажённых Пэлтроу и Питта или спойманный с проституткой Хью Грант - свидетельства интереса ко всем подробностям "звёздной" жизни. В поисковой системе Yahoo есть добрых три десятка сайтов, где можно найти фотографии обнажённых кумиров. Их рейтинги впечатляют.

В нашем желании хотя бы бросить взгляд на ту сторону мира, которую от нас упорно скрывают, есть что-то из детства: помните, как жадно мы впитывали любую информацию, не заботясь о её моральной стороне? Даже сейчас, когда всё уже известно и пройдено, когда ты достиг эмоциональной и физической зрелости, всё равно остаётся ощущение, что самый удобный и безопасный способ познания - подглядывание. Каждый знает, что не стоит этого делать, но мало кто может заставить себя не смотреть на человека без руки в супермаркете.

Так как же объяснить ни с чем не сравнимое удовольствие от вуайеризма, которое хотя бы раз в жизни испытывал каждый из нас? Может быть, его привлекательность в том, что оно возвращает нам детское любопытство? Если принять эту точку зрения, юный герой "Красоты по-американски", подсматривающий за соседями, вовсе не извращенец, получающий удовольствие от наблюдения за переодевающейся девушкой. Он просто ребёнок, не потерявший интереса к окружающему миру, видящий красоту в обыденных вещах...